Principled eclecticism

 Хотя коммуникативный подход на сегодняшний день и занял господствующее положение, практический опыт и здравый смысл подсказывают, что без применения техник и приемов, позаимствованных их других методик, нам не обойтись. Нельзя же ровнять всех под одну гребенку: цели изучения языка у всех разные, способности и склад ума тоже разные. Кто-то склонен интуитивно догадываться и самостоятельно выводить правило из примеров – с таким учеником подойдет индуктивный способ подачи материала, а кому-то надо в рисунках, схемах и таблицах объяснить, откуда что берется. С таким учеником дедукция – наше всё.  

 Что хорошего в других методах, чего не стоило бы забывать? Чем стоит воспользоваться в той или иной ситуации?

 Начнем с пресловутого Grammar-translation метода. Ну да, в школе он многим отбил желание заниматься английским, но давайте будем объективны. Целью изучения языка в то время, когда этот метод зародился, было чтение художественной и иной литературы, то есть живое общение на нем не предполагалось. Поэтому основное внимание уделялось грамматике, чтению и письму. Ни один здравомыслящий преподаватель не станет работать по грамматико-переводному методу сейчас. Тем не менее, у такого способа есть свои преимущества. Во-первых, как я только что сказала выше, не каждый ученик способен оперировать незнакомым материалом на интуитивном уровне. Некоторым проще все объяснить и разложить по полочкам, чем сподвигнуть на эксперимент.

 Во-вторых, уделять особое внимание грамматике и переводу стоит, если вы преподаете язык будущему устному переводчику или переводчику художественной литературы. Им гораздо важнее искусно владеть родным языком, если они переводят на родной, важна идиоматичность и метафоричность в языке – поэтому здесь полезно обращать внимание на слова и collocations при чтении, и важно досконально знать иностранную грамматику, какой бы ни была рабочая пара, русский – английский или англо-русский перевод. Устный последовательный и синхронные переводы – грамматико-переводной метод в действии.

 На то, как осваивают язык дети, стали обращать внимание с середины XIX века. Отсюда – Situational language teaching и Total physical response. Они в свою очередь привели к развитию Direct Method – очередная попытка преподавания и изучения иностранного языка «как дети».  При всей своей наивности научить второму языку как родному, метод не лишен здравого смысла: активное использование иностранного языка в классе способствует его усвоению. Но тоже должно практиковаться без фанатизма: иногда краткое объяснение на родном языке даст больше, чем долгое и пространное блуждание в иностранных дебрях.  

  Oral approach и Situational language teaching достался отбор изучаемого материала, его градация от простого к сложному и представление сначала в устном, потом только в письменном виде. Упражнения завязаны на drilling, работа с диалогами, «матричные» предложения. В учебниках четко прописана изучаемая грамматическая тема и связанный с ней вокабуляр, но учебник используется лишь как основной ориентир. Кроме учебников, появляются и visual aids, такие как flashcards, карточки, графики, таблицы, картинки, рисованные человечки и т.д.

  Audio-lingual подразумевает использование только английского языка на уроке. Учитель разыгрывает диалог, повторяет его несколько раз. Затем практикует с учениками в разных формах: вместе, по очереди, по ролям. Повторяют так часто, сколько нужно, чтобы все запомнить. Требуется очень точно и аккуратно повторять фразы за учителем. Достоинство метода – правильное произношение, ударение, ритм и интонация. Это нужно использовать для отработки произношения и привыкания к новым конструкциям в современной коммуникативной методике.

 Total physical response – крайне ограниченный метод, но хорош для детей и подростков и для некоторых взрослых на начальных уровнях. Идеально подходит для преподавания повелительного наклонения и Present Continuous детям. Неприменим для сложных тем и абстрактных понятий.

 The Silent way method, как ни странно, основан на молчании преподавателя. Он задает определенную тему, но ничего не объясняет. По мнению автора этого метода, Галеба Готтеньо, чем меньше преподаватель говорит, тем более внимательны ученики к его подсказкам, жестам и имеющемуся у них материалу. Так они лучше сосредоточиваются на выполнении задания, мотивируют все свои ментальные усилия на усвоении материала, так как они открывают и добывают знания сами, а не получают готовое. Вот с этим я полностью согласна: все, что нажито непосильным трудом, запоминается лучше, чем поданное на блюдце с голубой каемочкой. Здесь начинается ответственность ученика. Однако такой подход требует определенной гибкости ума, и смелости доверять собственной интуиции. Есть риск, что ученики сделают неправильные выводы. Опять же не каждый способен на эксперимент. На мой взгляд, этот метод можно использовать как некую технику повторения изученного материала, для повторения и закрепления изучаемых слов, для развития разговорных навыков, но не как самостоятельный метод.

 В Communicative language learning учитель задает тему. Ученики сами называют слова, связанные с этой темой. Ученики повторяют слова вслух вместе и поодиночке, а учитель повторяет за учеником. Ученик сверяет свою речь с учительской. Учитель повторяет слова столько раз, сколько нужно, пока ученик его не остановит. Task-based language teaching approach – логическое продолжение Communicative language teaching. Не рекомендуется использовать как самостоятельный метод, потому что в нем не хватает систематичности, грамматической последовательности. Может использоваться как дополнение к коммуникативной методике – практические задания, связанные с реальностью. Кроме таких практических и функциональных заданий, постоянно используются аутентичные материалы: газеты, телевидение, интернет.  

 Lexical approach предполагает изучение языка через лексику – не отдельными словами, а словосочетаниями. Предлагается запоминать слова как они есть, но особое внимание уделять словам, которые сочетаются друг с другом не так, как в родном языке. На мой взгляд, это правильно, потому что английский в учебниках и английский в настоящей жизни – это небо и земля как раз из-за этих особенностей сочетаемости слов и устойчивых выражений.

 

Лоскутное одеяло только тогда красиво, когда все части подобраны к месту!